zima_blizko

ЗИМА БЛИЗКО

Журналист Максим Соколов — о предстоящих последствиях законодательной борьбы с курением

Начинание телеканала «Россия-24» под таким названием изначально представляло собой толстый намек на то, что не все в украинском политикуме (и, к сожалению, не только в политикуме) доживут до весны, ибо восточноевропейская зима в стране с пикирующей экономикой — не масло сливочное. Затем начинание расширилось, вовлекая в себя также и международные сюжеты на тему «Зима тревоги нашей» и могло бы получить второе, совсем эпическое название в стиле М.С. Горбачева «Разворачиваются процессы».

Но сюжет «Зима близко» кроме украинского и международного аспекта может иметь и чисто внутреннее звучание, связанное с нещадной правительственной борьбой за здоровый образ жизни. Приближающаяся зима — первая, в которую ФЗ № 15 «Об охране здоровья граждан от воздействия окружающего табачного дыма и последствий потребления табака» будет действовать в полную силу, а именно — будет возбранено любое табакокурение внутри закрытого публичного помещения, включая и ж.-д. вагоны.

Уже отмечалось, что по своей строгости ФЗ № 15 значительно превышает европейские аналоги — в случае с табаком известное российское закононепослушание решено давить с беспримерной жесточью. Но в антитабачной жесточи есть еще один момент, отсутствующий в Западной Европе. 

Даже в европейской части России, где зимние холода более умеренны, морозы и за 20, и под 30 градусов являются обычным делом, а в Сибири, где климат более континентальный, морозы бывают и под 40. Всего этого в западной Европе просто нет, вследствие чего, в частности, многие русские реалии европейцам просто непонятны. Например «подготовка к отопительному сезону». 

Римляне про такое мероприятие даже и не слышали, потому что никогда не видели замороженного дома с порванными от мороза трубами.

Европейская зима преимущественно бесснежная и плюсовая, отчего выйти покурить на крыльцо (именно на крыльцо, а отнюдь не за 15 м от здания) при +5, а то и +10 градусах представляет собой весьма умеренное неудобство и уж точно не угрожает воспалением легких. В России всё немного иначе. Даже не вдаваясь в вопрос, как себе представляют авторы ФЗ № 15 реализацию закона в зимнем Якутске или Норильске, поинтересуемся хотя бы, как они ее себе представляют в областных центрах Сибири. Равно и как должен выглядеть перекур ж.-д. пассажира на перроне буранного полустанка.

Взгляд наиболее упертых запретителей понятен: «Хочется, перехочется, перетерпится». От недостатка никотина еще никто не умирал, а если кто заболеет пневмонией — так вольно же ему было разгоряченным и недостаточно утепленным выбегать на мороз. В социальных сетях, где больше свободы, еще и присовокупят, что хоть бы и все курильщики от пневмонии передохли — к весне воздух чище станет.

Люди, смотрящие на вещи реально, предположат, что результат зимней кампании будет фифти-фифти. Частично власти будут закрывать глаза на явные нарушения ФЗ № 15 — при –40 такое понимание будет широко распространено, частично люди и сами будут избегать (где это возможно) посещения всяких злачных мест в морозное время. Кабатчикам и сейчас несладко, в мороз они окончательно захиреют.

Есть, впрочем, и третий вариант. Глава думского комитета по охране здоровья С.В. Калашников предлагает разрешить открытие специальных ресторанов для курящих (то самое решение, когда и волки сыты, и овцы целы), а глава ОАО «РЖД» В.И. Якунин хотел бы вновь разрешить курение в поездах дальнего следования. Слова думца Калашникова есть вообще чеканная формула победы разума над брахмапутрой: «Если люди по интересам собираются покурить вместе, наверное, никаких объективных оснований отказать им в этом нет. Такая инициатива есть, и я лично ее поддерживаю. Главное, чтобы не мешать тем, кто не курит». Якунин, подчеркивающий, что он сам бросил курить и вызывает других, вместе с тем видит свою роль не столько в том, чтобы сделать железную дорогу очагом высшей нравственности, сколько в том, чтобы ж.-д. обслуга, вместо того чтобы ловить курильщиков, а также предлагать им за деньги воспользоваться купе проводников и покурить там, более была бы занята своими непосредственными служебными обязанностями. 

Всё это было бы хорошо, когда бы роль разума в мирских делах вообще и в думских в частности была сколь-нибудь существенной. На практике, как мы знаем, дело обстоит иначе. 

Реформаторская логика традиционно сводится к мощному удару кулаком по столу и возгласу «Мы это дело поломаем! И кроватей не дам, и умывальников!», и доводы простого здравого смысла бессильны против начальника-реформатора. Идеальные, хотя и глубоко неразумные начальственные порывы лечатся только массовым народным саботажем, по итогам которого идеальные намерения приводят черт знает к чему, после чего наиболее идеальные (и соответственно, идиотские) установления тихо отменяются.

Впрочем, в заявлениях Калашникова есть одна загадка. Он обещает, что закон, дозволяющий курить в питейных заведениях, будет рассмотрен лишь осенью 2015 года, не объясняя причин годичной задержки. Если начальники рассчитывают, что зимы 2014/15 года не будет, то это всё же вряд ли — и начальственная глупость имеет пределы. Возможно, начальники нуждаются в особо сокрушительных аргументах — в большом числе заболевших пневмонией, а равно и в большом числе закрывшихся заведений, не вынесших отсутствия клиентов. Это можно, конечно, предсказать и сейчас — но они принимают только доказательства post factum.

Наконец, возможно, С.В. Калашников посвящен в таинства большой политики и верные люди уверили его, что к осени 2015 года значительное лицо, пробивавшее ФЗ № 15 рассудку вопреки, наперекор стихиям и не внемля никаким здравым доводам, почему-либо перестанет это делать.

Поживем, увидим. Зима близко.

Максим Соколов , «Газета «Известия»»: (Электронная версия за 18.11.2014)

Добавить комментарий